Найти
15.05.2018 / 13:36

«Во время работы в архивах КГБ я похудела на 8 килограммов». История Татьяны Протько

Правозащитники-«весновцы» съездили в деревню около Смолевичей, чтобы поговорить с известной правозащитницей Татьяной Протько о том, как она пришла к защите прав человека, как основалась известная общественная организация БХК, с какими сложностями сталкивались правозащитники в начале 2000-х, и решением каких проблем занималось гражданское общество во времена становления независимой Беларуси.

Увеличить

«На каждом этапе жизни главным было то, что диктовало время»

Известно, что на правозащитников не учат в университетах и институтах. У каждого своя история на этом непростом, извилистом пути. Татьяна Протько делится своим жизненным путем, который привел ее в ряды защитников прав человека в Беларуси.

— Высшее образование у меня — физический факультет. Занималась радиационными дефектами в кремнии. И когда случилась авария в Чернобыле, мне как физику была понятна ситуация, почему так вышло, и почему государство закрывала эту катастрофу людьми, а не роботами. Мне довелось работать с академиком Михаилом Эльяшевич. Наши совместные работы печатались в выдающихся на те времена союзных журналах.

Перед тем как поступить в аспирантуру в Академию наук в Институт философии и права по философским проблемам естествознания, полгода работала на кафедре ядерной физики у Станислава Шушкевича. Тема моей кандидатской — «Изменение структуры физического знания в процессе их развития».

Уже кандидатом философских наук мы с коллегами организовали программу «Развитие науки и культуры Беларуси до 1917 года». По советской доктрине считалось, что Беларусь до 1917-ого года вообще не существовала и здесь была «тьмутаракань». К исследованию присоединились известные белорусские ученые, работавшие в Академии. И в результате у нас получилось, что все-таки в Беларуси в ранние времена научная мысль «процветала пышным цветом», и только царизм угнетал и не давал организовать высшее учебное заведение.

Но дальнейшее исследование этой темы зависела от разрешения партии. Так, редколлегию однажды вызвали в ЦК КПБ. Наша группа исследователей, состоящая из академиков и ученых, молча ждала вердикт. Мне тогда было очень неприятно, что некий «партийный функционер» таких уважаемых людей стругает как детей. И я подумала, что мне, как аспирантке, терять нечего, и высказала этому секретарю все, что думала. Помню, он стоял тогда молча и медленно курил в форточку. Меня поддержали наши академики, потому что им уже стало стыдно. Тогда коллеги говорили мне: «других надо подгонять, чтобы работали, а тебя нужно сдерживать». Нам дали разрешение на дальнейшее исследование, и более того, мне разрешили работать с архивом КГБ. А в те времена это было почти невозможно! Но во время этих работ я похудела на 8 килограммов…

Это был мой первый значительный серьезный поступок на благо белорусского общества.

Поэтому я не могу сказать, что для меня первичное из жизненных интересов, так как на каждом этапе жизни главным было то, что диктовало время. Так и физика, и философия, и методология, и правозащита…

«Василь Быков и Рыгор Бородулин пообещали, что найдут финансирование на издание книги, если я буду заниматься правозащитной деятельностью»

— Когда закончила аспирантуру, то по итогам работы в Академии написала книгу о становлении советской тоталитарной системы в Беларуси (1917—1941 гг.), но не могла найти финансирование на ее издание: никто не хотел печатать.

Увеличить

Татьяна Протько со своей книгой «Становление советской тоталитарной системы в Беларуси (1917—1941 гг.)»

В самой книги отмечается: «Книга была закончена в 1994 году и, как положено, представлена на обсуждение отдела в Институте истории. Мне предложили улучшить работу - написать про все хорошее, что было в межвоенный период, про мощное советское государство, которым гордились, которого боялись враги и которое победило фашизм… Но когда рукопись в улучшенном варианте была представлена на обсуждение, решили, что надо еще поработать. Рекомендация книги к печати и защита докторской диссертации были отложены на неопределенный срок».

И тогда наши выдающиеся писатели и общественные деятели Василь Быков и Рыгор Бородулин пообещали, что найдут финансирование на издание книги, если я буду заниматься правозащитной деятельностью. Так я и вынуждена была, можно сказать, стать правозащитницей (смеется).

Сразу я была не уверена в юридических вопросах, внимательно прислушивалась к юристам, но за время работы изучила все основные правозащитные документы. При этом все равно подходила к проблемам как ученый: анализировала как может работать тот или иной государственный или международный институт, какие у него плюсы, какие минусы, просматривала тенденции.

«Но при регистрации организации нам сказали: «Предъявите эту Декларацию!»

Становление и развитие «Белорусского Хельсинкского Комитета» осуществлялась с активным участием его первого руководителя Татьяны Протько. Идея создания хельсинкского комитета в Беларуси была озвучена на одной из международных конференций с участием Беларуси в мае 1995 г. Спустя некоторое время список учредителей организации составлял уже более 50 человек, среди которых такие всемирно известные фамилии, как Василь Быков, Рыгор Бородулин, Светлана Алексиевич, Карлос Шерман, Владимир Орлов, Геннадий Буравкин, Павел Шеремет и другие. Татьяна Сергеевна вспоминает, с какими сложностями столкнулись создатели Белорусского Хельсинкского комитета.

Увеличить

Политический обозреватель Роман Яковлевский и Татьяна Протько на конференции в мае 1995 г. Из личного архива Татьяны Протько.

— На конференции Международная Хельсинкская Федерация обратилась к нам с предложением организовать правозащитную организацию, которая будет информировать международное сообщество о нарушениях прав человека в Беларуси, вести мониторинг тех позиций, которые входят в Хельсинские соглашения и другие международные соглашения, подписанные Беларусью. Тем самым мы должны были оказывать влияние на государство уже снаружи, чтобы шли улучшения в сторону демократических изменений. Для регистрации республиканской организации должно было быть не менее 50 человек, большинство из которых — регионы.

Увеличить

Первый список инициативной группы создателей БХК. Из личного архива Татьяны Протько.

«Крестным отцом» белорусского комитета считаются руководители Болгарского хельсинкского комитета. Они прислали нам Устав своей организации, правда, на болгарском языке. Я его перевела и мы сделали свой Статут. Потом они помогали нам вступить в Международную Хельсинкскую федерацию в 1997 году.

Дела шли довольно быстро. Уже в октябре 1995 года мы провели общее собрание. Этим в большинстве занималась я с помощью ПЕН-Центра. В Статуте указано, что мы базируемся на Всеобщей Декларации прав человека. Но при регистрации организации нам сказали: «Предъявите эту Декларацию!» В Беларуси ее было сложно найти. И я вспомнила, что в какой-то научной книжке, с которой я работала как философ, в качестве примера была представлена Декларация. Мы скопировали ее прямо из книги. Это единственная серьезная проблема, с которой мы столкнулись при регистрации.

Увеличить

Примерная схема структуры БХК. Первым председателем Наблюдательного Сейма был избран Василь Быков. Из личного архива Татьяны Протько.

«БХК мы зарегистрировали в рекордно короткий срок»

— Раньше же напечатать какую-то бумагу было проблемой, так как в 90-х мало у кого были печатные машинки. Это сейчас на компьютере можно быстро набрать текст. При регистрации, как правило, возникают вопросы по документам технического характера. Приятно было, что люди, которые работали в министерстве юстиции, сами подходили к нам и предлагали свою помощь: «Давайте мы вам исправим недостатки и описки». БХК мы зарегистрировали в рекордно короткий срок. Такой скорости по регистрации не было ни в одной белорусской организации.

«За эти 23 года многое потеряло и государство, и гражданское общество»

— Люди очень хорошо отнеслись к самой идее создания новой правозащитной организации. БХК занимался многими случаями нарушения прав человека. Появились первые общественные приемные, которые работают до сих пор. Тогда еще не было такого разочарования — была надежда. За эти 23 года многое потеряло и государство, и гражданское общество. Конечно, сейчас люди больше образованы, больше знают о мире, но у них нет уже той надежды, которая была раньше.

Увеличить

На конференции в Минске Татьяна Протько, Карлос Шерман и фотограф Владимир Кормилкин. Из личного архива Татьяны Протько.

Уголовное дело

Создание и укрепление гражданского общества в Беларуси значительно улучшило понимание прав человека. Но в 2000-х годах произошел кризис в его взаимодействии с государственными органами Беларуси, а уже в 2004 году против Татьяны Сергеевны, как председателя правозащитной организации БХК, и ее бухгалтера Татьяны Рудкевич возбудили уголовное дело за неуплату налогов.

— В 90-е годы отношение к Всеобщей Декларации прав человека было неоднозначным. Ее распространение считалось страшной оппозиционной деятельностью. Но в определенном смысле БХК изменило ситуацию. Именно по инициативе членов БХК было привлечено внимание общества к этому документу. И уже в 2000-х, например, когда давали паспорта совершеннолетним, то дарили маленькие напечатанные книжки — Всеобщую Декларацию прав человека.

В начале деятельности БХК еще была возможность повлиять на власть, пока идея диалога власти и гражданского общества не была загублена и не сформировалось жесткое противостояние между ними.

Первоначально государство было ближе к гражданскому обществу. Можно было спокойно попасть к министру юстиции. Сколько я к нему ходила решать какие-то вопросы! Теперь попробуй попасть на такой прием.

Понятно, что у нас авторитарное государство. Но нужно находить пути к нормальной деятельности в таких условиях. Идет дождь, и что ты будешь — плевать в небо? Не можешь повлиять на изменение погоды? Адаптируйся! Бери зонт и иди!

Увеличить

Татьяна Протько и Олег Гулак на семинаре БХК в Витебске. Из личного архива Татьяны Протько.

В 2002—2005 годах власть просто накрыла гражданское общество коконом, то есть перекрыла все источники финансирования, а в итоге вытеснила из легального поля деятельности.

На тот момент, мы были единственной организацией, которая имела расчетный счет и легальное финансирование. Но и по сей день за это приходится отвечать…

— Предварительное расследование по уголовному делу против нас было прекращено. Но, несмотря на это, в декабре 2004 года президиум Высшего хозяйственного суда принял постановление, согласно которому мы все-таки должны были уплатить налоги и штраф в сумме эквивалентной 75 000 долларов за грант, официально полученный от Евросоюза в рамках программы ТАСІС. По межгосударственной договоренности мы за него ничего платить не должны были. В БХК была изъята офисная техника, наш счет арестовали. И я оказалась просто в подвешенном состоянии. Потому что не сегодня, так завтра могли опять возбудить уголовное дело. Я тогда долго возмущалась в суде, а председателю Высшего хозяйственного суда Виктору Каменкову публично сказала, что эта вся ситуация напоминает 37-й год, на что он ответил односложно: «Вас не посадят».

И на самом деле, это дело затихло, уголовное дело не возбудили. Но время от времени оно дает о себе знать Так, например, недавно пришло письмо с налоговой г. Смолевич, в котором меня опять приглашают на разговоры по поводу «займов» БХК.

Увеличить

«А привлекайте к ответственности! Это будет лучший результат по нашему докладу по мониторингу суда»

БХК является начинателем многих правозащитных кампаний, которые активно проводятся и по сей день. Так, например, компания «Правозащитники за свободные выборы» проводится теперь каждые выборы совместно с ПЦ «Весна». Но попросив Татьяну Сергеевну вспомнить победы в своей правозащитной деятельности, то почему-то ей вспоминается в первую очередь то, что не сделано.

— Мы, например, осуществляли мониторинг условий содержания осужденных колоний и тюрем. Посещали камеры, где содержатся люди, осужденные к смертной казни, к пожизненному заключению в Жодинской тюрьме, изучали их дела. Такой мониторинг был естественным, потому что так были заявлены цели деятельности организации. БХК проводил совместные семинары с руководством и сотрудниками колоний. Активно использовали обмен опытом, например с системой исполнения наказаний в Дании.

Самое полезное, что мы делали — это мониторинг суда. Особенностью нашего мониторинга было то, что мы, кроме всего, работали непосредственно с судьями. У нас были показательные суды, и, можно сказать, судьи высокого класса.

БХК проводил интересные интерактивные семинары — публичные суды, куда приходили судьи, прокуроры, адвокаты, юристы.

Например, проводили такой семинар по первому делу граффитистов Алексею Шидловскому и Вадиму Лабковичу. Им назначили наказания, связанные с лишением свободы. На семинар пригласили иностранных юристов: датских, норвежских и других. Тогда иностранцы, мягко говоря, удивились такому приговору. Они вообще не видели состава преступления в этом деле, максимум - административку…

А однажды мы отправили наш отчет Верховному суду. Вызвали меня тогда и сказали, что привлекут к ответственности за оскорбление суда. А я им: «Привлекайте! Это будет лучший результат по нашему докладу по мониторингу суда. Давайте будем спорить в суде, как мы обидели судью, констатировав, что она вынесла такой приговор». Конечно, на этих словах все и закончилось.

Увеличить

Международная конференция ООН в Ялте, посвященная 50-летию Всеобщей декларации прав человека. Сентябрь, 1998 г. Из личного архива Татьяны Протько.

«У нас же бумажное бюрократическое государство. Власть не знает, что делать, если есть бумага»

— Очень важным было наладить систему наблюдения во время выборов. Мы тогда одни из первых начали практику общественных наблюдений за выборами в Беларуси. Люди очень ответственно отнеслись к этому. В начале власть также ответственно восприняла эту инициативу. Теперь уже государство перехватило идею и само выставляет наблюдателей, например, с контролируемых объединений ветеранов, Красного Креста, БРСМ. Выборы, благодаря институту независимого общественного наблюдения, стали уже не такими кулуарными.

Первое удостоверение наблюдателя мы сделали в 1995 году. Мы тогда специально ставили на них большую печать. У нас же бумажное бюрократическое государство. Власть не знает, что делать, если есть бумага. А я изучала бюрократизм в советском государстве, и поэтому хорошо знаю роль бумаги: есть бумага - есть проблема, нет бумаги - нет проблемы.

«…чтобы люди помнили, если сегодня их проблемы не решились, то они могут решиться завтра»

— Члены БХК занимались реабилитацией белорусской писательницы Ларисы Гениуш. Юридической частью занимался известный юрист Гарри Погоняйло. С КГБ нам представили ее личное дело.

Мы доказали, что в уголовном кодексе нет даже таких статей, по которым ее наказали. Она не могла быть преступницей. В то время даже сотрудники КГБ нам помогали и говорили, что мы должны победить. На таких основаниях они реабилитировали других людей, и здесь были все основания для этого.

Свое заключение мы отправили в КГБ, прокуратуру и к Лукашенко. Когда она дошла до президента, то все остановилось. В КГБ нам показали, что он расписался на нашем деле, но при этом не согласовал, и не запретил. Так оно и осталось в подвешенном состоянии. Теперь знаю, как нужно было поступить: организовать общественную пиар-кампанию, приобщить журналистов. Сделали бы общественное давление, дело качнулось — и все получилось бы. Это важный вопрос для национального развития. Нужно, чтобы люди помнили, что если сегодня их проблемы не решились, то они могут решиться завтра.

Увеличить

Материалы дела по реабилитации белорусской писательницы Л. Гениуш. Из личного архива Татьяны Протько.

«БХК издал первое пособие по правам человека для школьников»

Раньше не было таких информационных ресурсов, которыми мы пользуемся ежедневно для передачи информации обществу: сайты, соцсети. Поэтому БХК использовал все возможные бумажные средства для продвижения ценностей прав человека.

— По инициативе членов БХК в школьную программу Беларуси был введен спецкурс по правам человека. Для таких занятий мы издали в 2001 г. первое пособие по правам человека для школьников, которое даже рекомендовано Министерством образования. Мы его раздали в белорусские школьные библиотеки. Очень было сложно получить гриф «Рекомендовано Министерством образования». Благодаря моему соавтору С. Бубену, мы издали эту книгу, потому что он знал все ходы-выходы в Министерстве образования.

Увеличить

Пособие по правам человека для школьников

В апреле 1996 г. БХК начал издавать правозащитную газету, которая имела название «Круг». Потом издавали журнал «Человек». В эти издания писали как члены БХК, так другие юристы, например, судьи. В одном из первых номеров мы опубликовали текст Всеобщей Декларации прав человека.

Увеличить

Первый номер правозащитной газеты БХК «Круг». Из личного архива Татьяны Протько

«Придет время — и все эти проблемы, на которых мы сосредотачивали внимание перед государством, будут проанализированы»

— Пока я возглавляла БХК я активно отстаивала идею, что без контакта с государством правозащитники эффективно работать не могут. Они могут защищать интересы людей только с помощью государства, так как она, как нарушает права, так и воспроизводит их. БХК этим занималась: мы писали обращения и жалобы в государственные органы. Я как историк знала, что если ты написал обращение, то он останется в документах, так как бюрократия именно так и работает. Придет время - и все эти проблемы, на которых мы сосредотачивали внимание перед государством, будут проанализированы.

«После 95—96 годов в Беларуси надо было объединять свои демократические движения, чтобы всеми силами повлиять на власть»

— Белорусское общество было раздроблено на различные движения. Это нормально для демократического общества, но после 95—96 гг. в Беларуси надо было объединять демократические движения, чтобы всеми силами повлиять на власть.

Именно для этих целей мы разработали Правозащитную конвенцию, которая должна была объединить общественные организации, движения и политические партии Беларуси. Особенностью было то, что к Конвенции мы присоединили профсоюзы. По Конвенции создавался один координирующий орган — Совет Правозащитной Конвенции. Это была структура, которой не нужно было финансирование, и представляла собой механизм для оперативного решения отдельных общественных вопросов. Тогда была важна именно координация деятельности.

Увеличить

Правозащитная Конвенция. Из личного архива Татьяны Протько

Но довести до конца ее так и не удалось, так как параллельно запустили Хартию. Встретились две инициативы, и ни та, ни та не прошли. Когда Карлос Шерман принес мне на подпись Хартию, то под ней уже подписались Быков, Бородулин, Шерман. И я, конечно, уважая их авторитет, тоже ее подписала…

Увеличить

Татьяна Протько с мужем возле своего дома.

«Мы должны были подтвердить, что действуем согласно Конституции 1996 г.»

— Когда были приняты изменения в Конституцию в 1996 г. то все организации должны были перерегистрироваться, тем самым признать новую Конституцию. Потому что половина Беларуси тогда вообще не признавала результаты проведенного референдума. И поэтому все зарегистрированные организации должны были пройти перерегистрацию. Так и мы должны были подтвердить, что действуем согласно Конституции 1996 года. Для нас это было очень сложно, так как наша позиция по этой ситуации была понятна. Но мы как-то обошли это и напрямую не указали, что мы ее признаем, но и не отвергаем.

Увеличить

Выдержка из Устава БХК после перерегистрации в 1996 г. Из личного архива Татьяны Протько.

Помню мы подали в Министерство юстиции документы на перерегистрацию, ждали долго, а потом меня вызвали и сообщили, что БХК все-таки перерегистрировали, подав это как какой-то подарок.

«В аэропорту сказали, что забирают доклад по правам человека на основании того, что это компрометирует государство»

Перед официальным заседанием Комитета по правам человека ООН, где выступают только государства с докладами, имеют право выступать представители гражданского общества с альтернативным докладом по правам человека. С 1997 по 2017 год Беларусь не представляла официальные отчеты. Татьяна Протько объяснила, почему 20 лет власть не представляла периодические доклады по правам человека в КПЧ ООН.

— В 1997 году я ехала в Женеву с таким альтернативным докладом. В дополнение к нему мы адсняли видеопленки с разгоном демонстраций. Но сразу до Женевы тогда доехать не удалось - меня задержали в Минске в аэропорту. Сотрудники КГБ сказали, что забирают доклад и другие материалы на основании того, что это компрометирует государство. Я говорю: дайте мне бумагу, где было бы написано, что это как-то компрометирует белорусский государство на международном уровне. Понятно, что они ничего не предоставили.

Увеличить

Доклад БХК по правам человека. Награда Татьяны Протько от ПЕН-Центра. Из личного архива Татьяны Протько.

Сотрудники КГБ решили просмотреть видеозаписи прямо в аэропорту. Тогда почти все работники аэропорта сошлись смотреть их. Они все были шокированы, так как узнать о таком в те времена было почти невозможно, если ты сам не являлся участником демонстрации. Меня задержали на сутки, но в конце концов все-таки решили отдать доклад и отпустить.

Хоть и с опозданием, но я прилетела и успела выступить в КПЧ ООН. Во время всего заседания крутили мои видеофильмы. Интересно, что мой доклад тогда размножили, и если государственные представители выступали с докладом по правам человека, то присутствующие почти каждый пункт официального доклада перекрывали нашим докладом. После этого государство на долгое время вообще перестало делать отчеты (доклады) по правам человека.

«Татьяна Сергеевна, мы ничего изменить не можем, но жизнь мы им испортим!»

— Одной из наших побед считаю, то, как в 2000-х мы доказали в Смолевичах фальсификацию на выборах. Прокуратура признала это, но никого не привлекла к ответственности, так как сказали, что на общие результаты это все равно не влияет. Местный прокурор мне сказал: «Татьяна Сергеевна, мы ничего изменить не можем, но жизнь мы им испортим!» Виновных долго вызывали на допросы, разговоры, и больше этих лиц на выборы не ставили.

Увеличить

Публикации БХК в «Народной воле». Из частного архива Татьяны Протько.

Во время работы я общалась со многими государственными чиновниками. Когда разговаривала с министрами, то видела, что они все понимают, но они несвободные. Часто слышала: «Татьяна Сергеевна, ну вы же сами все понимаете…»

На государственных должностях у нас осталась безответственность и беспомощность отдельного человека. Основная беда руководящего аппарата в Беларуси, что никто не хочет в рамках своей компетенции принимать ответственные решения.

«Если законодатель хочет, чтобы смертная казнь сохранилась, то он поставит вопрос на референдум»

Тема смертной казни после проведения референдума 1996 года являлась в те времена не менее актуальной, чем сейчас. Татьяна Протько вспоминает, как тогда общественность относилась к этому вопросу.

— В планах БХК было предпринять целую кампанию против смертной казни. Член БХК Валерий Филиппов ездил по областным городам с выставкой фотографий, макетов по теме того, как осуществляется исполнение смертного приговора. Это был первый проект в рамках кампании.

Я написала большой проект по смертной казни. Его суть состояла именно в подготовке общественного мнения к отмене смертной казни. Ведь главной аргументацией сохранения смертной казни в Беларуси являлась, и сейчас является, что общественное мнение Беларуси не подготовлена.

Увеличить

В рамках кампании планировалась организация многочисленных разъяснительных бесед с обществом, проведение семинаров среди журналистов, чтобы они понимали, как подавать эту тему обществу. Нужно было наработать хорошую аргументацию.

Во время визитов в Жодинской тюрьме сами сотрудники тюрьмы, которые имеют непосредственный контакт с людьми осужденными на смертную казнь, говорили, что такой вопрос нельзя ставить на референдум. Очевидно, что если законодатель хочет, чтобы смертная казнь сохранилась, то он поставит вопрос на референдум. Люди всегда проголосуют за смертную казнь. И это все знали. Но наш проект тогда не нашел поддержки.

«Правозащитником в Беларуси быть трудно, так как наше государство не выносит критики»

— Правозащитная деятельность — эмоционально сложная для людей, так как работаешь ежедневно далеко не с радостными событиями и страницами жизни людей. И это морально тяжело. Единственное, что спасает в такой работе — поддержка внутри гражданского общества. Теперь она более-менее сформирована, а в наше время такого не было.

Правозащитникам в Беларуси быть трудно, так как наше государство не выносит критики. Понятно, что это неправильно, и надо исправлять такую ситуацию. При любых обстоятельствах, в государстве должен быть какой-то независимый арбитр, который будет давать объективную информацию. Ведь левая рука государства не может поощрять, а правая наказывать.

Смысл гражданского общества в том, чтобы давать сигнал государству, если какие-то его механизмы начинают работать ненадлежащим образом. Пока такая система не будет налажена, то в обществе не будет порядка.

Увеличить

Татьяна Протько и Билл Клинтон при вручении БХК награды за защиту прав человека. Из личного архива Татьяна Протько.

Правозащитный центр «Весна»

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2020 2021 2022
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31