Написать новость
Найти
16.08.2019 / 12:41 6

Елена Анисим рассказала, как справилась с онкологическим заболеванием и готова ли баллотироваться в президенты

Увеличить изображение

Фото из фейсбука Елены Анисим.

За чашкой кофе депутат Палаты представителей и председатель ТБМ (Таварыства беларускай мовы; Общества белорусского языка) Елена Анисим успела поговорить с корреспондентом газеты «Народная Воля» не только о политике, но и про дела домашние, болезнь, мужчин и любовь.

1000 евро за аренду офиса

— Знаю, что вы сейчас в отпуске. Почему не на море?

— Врачи не очень рекомендовали ездить по солнечным местам. Я очень люблю проводить время с внучкой — ей скоро восемь. Ну и хочется провести яркую кампанию в парламент, необходимо время на то, чтобы ее продумать…

— Буквально на днях читала высказывание Анатолия Лебедько о том, что у вас неплохие шансы оказаться в новом составе Палаты представителей: «Такой тип политика сегодня довольно востребован…»

— Все, что от меня зависит, — сделаю. Я работаю почти круглые сутки. И вообще, не выпадаю из процесса, постоянно на виду. Бывает, могу взять какой-то тайм-аут и не появляться в публичном поле, но это не значит, что я не работаю. И такой тип политика в большей или меньшей степени действительно всегда будет востребован.

Беда наша в том, что зачищенное политическое поле не позволяло в полной мере реализовать свой потенциал ни тому же Лебедько, ни руководителям политических партий, ни общественным деятелем. Мне особенно неприятно наблюдать за тем, что происходит сегодня с Партией БНФ. Они не могут даже элементарно обеспечить функциональность офиса!

— Но ведь недавно и ТБМ переживало не лучшие времена и также просило финансовой помощи… Кстати, как сейчас ситуация? И сколько вы платите за аренду офиса?

— Примерно 1000 долларов, если с коммунальными — 1000 евро. Это весьма серьезная сумма для общественного объединения, существующего за счет пожертвований в основном частных лиц. Конечно, мы так же ищем средства, делаем какие-то проекты, чтобы зарабатывать средства.

Ну и я очень надеюсь, что в 2020 году у нас начнет работать Университет имени Нила Гилевича. Думаю, нам не откажут в лицензии. Мы сможем организовать современный процесс обучения.

— А помещение?

— Это не проблема. У нас есть несколько предложений. Дело в том, что в некоторых университетах есть лишние площади, так как частные вузы сейчас поставлены в такие рамки, что не могут набрать столько студентов, сколько хотелось бы. Им просто не дают этого сделать. А площади есть, и они готовы на них пустить наш университет. Кроме того, есть и государственные учреждения, приспособленные для обучения. Для получения лицензии мы предъявляем договор о намерениях как свидетельство того, что у нас есть место для обучения студентов.

Надеюсь, вопрос по лицензии будет решен в течение двух месяцев. И тогда со следующего года начнем набор студентов. Да мы хоть сегодня готовы! И преподаватели у нас замечательные, доктора и кандидаты наук.

— Но вряд ли они будут работать бесплатно…

— Обучение у нас будет платное. Мы видим, как сегодня растут цены на обучение в государственных вузах. Мы не ставим задачу сверхприбылей, для нас главное — обеспечить достойную зарплату преподавателям и современный уровень знаний. Хочется, чтобы наши студенты, получив диплом, ясно видели свое будущее. Пусть лают!.. А я буду вести свой караван.

Пусть лают!

— Говорят, уже сегодня в Администрации президента формируется список тех, кому дадут победить на выборах…

— Причем в первую очередь рассматриваются те депутаты, которые работают в нынешнем составе Палаты представителей. Ведь костяк же должен сохраниться.

Думаю, было бы хорошо, если бы в парламент попали представители общественного сектора, независимых политических партий. Это люди, которые действительно умеют работать.

Все видят, что сегодня — большой недостаток инициативы. И одно дело, если в парламент приходят депутаты, которые готовы генерировать идеи, что-то улучшать, предлагать. И совсем другое, если депутат ждет, когда ему принесут текст, который он с важным видом озвучит у микрофона. Такие люди в Палате представителей тоже есть…

— Некоторые вас жестко критикуют за работу в парламенте. Мол, не ощущается настойчивости в отстаивании принципиальных позиций.

— Первое время очень болезненно воспринимала такую критику. А сейчас просто никак не реагирую. Поскольку увидела, что многие из тех, кто бросается упреками в мой адрес, находятся во враждебном лагере. Причем не ко мне, а к Беларуси и белорусской культуре.

Я никогда не сидела в Палате представителей тихенько. Даже предлагала Владимиру Андрейченко провести заседание и обсудить, как живут люди, какие проблемы их волнуют, какая у нас социально-экономическая ситуация в стране, тем более что все депутаты как раз таки только приехали из своих округов. «Нет, это не нужно!» Президент говорит, что парламент должен быть трибуной, но руководство Палаты представителей так не считает.

— Кстати, вопрос о прямых трансляциях сессий так и не решился?

— А он и не будет решаться. Дело в том, что вся работа настолько формализована… Никто из депутатов не будет экспромтом пламенно выступать, что-то отстаивать. Единицы, возможно…

— Какие у вас сегодня отношения с оппозицией? Спрашиваю потому, что Анна Канопацкая жалуется: ОГП прекратила с ней сотрудничество…

— Абсолютно нормальные! Может, они даже больше конкретизировались.

— Если звезды сойдутся так, что вы не попадете в парламент, что тогда? Есть ли у вас план Б?

— Ничего не изменится от того, буду я депутатом или нет. Депутатство дает возможности, но при этом оно и сковывает твои действия. Без депутатского статуса, ты сам себе можешь позволить больше. Я остаюсь председателем ТБМ, мы будем создавать университет и решать другие насущные вопросы. Рассчитываю, что те знакомства и связи, которые есть сегодня и как у председателя ТБМ, и как у депутата, позволят мне в любом случае делать свое дело.

— Вы говорили, что по натуре совсем не боец. Но при этом заявили, что будет баллотироваться в президенты.

— Да. В Беларуси сегодня никто, кроме Лукашенко, прямо и открыто не заявляет о необходимости защищать Беларусь. Я считаю, что нужно каждый день отстаивать независимость страны.

— Вы искренне верите, что сможете сломить систему, победить Лукашенко на выборах? Или вам нужен только факт в биографии — экс-кандидат в президенты?

— Работать надо не на строку в биографии, а на свою страну. Если основная цель — Беларусь, то не так и важно, кто победит. Главное — курс на Беларусь как сильное государство.

— Вас уже сегодня называют спарринг-партнером Лукашенко, говорят, что вы легализуете выборы, сделаете их более демократичными…

— Ну а если выборы состоятся только с участием Лукашенко, Гайдукевича и кого-нибудь из «Говори правду!»? И народ одного из этих кандидатов выберет, что дальше? Для меня спарринг-партнер — это тот, кто заключает соглашение с властью (устное, письменное либо публичное), мол, готов участвовать на определенных условиях, за намалеванные подписи или еще какие-то бонусы в будущем. Я таких соглашений ни с кем не заключала. Не хочу воевать с тенями или строить замки на песке. Пока нужно собирать команду, потом — собирать подписи.

— А вы не боитесь, что вас просто используют как статиста в чьей-то игре?

— Волков бояться — в лес не ходить. С другой стороны, я ведь тоже могу использовать — и свой статус кандидата в депутаты или на пост президента, и ситуацию. Мне кажется, это абсолютная аксиома политической борьбы.

— Вы намерены вносить в Палату представителей принципиальный законопроект об отмене смертной казни…

— Да. Направила его на рассмотрение в Министерство внутренних дел и Минюст. И попросила Алеся Беляцкого и незарегистрированный правозащитный центр «Весна» подготовить обоснование этого законопроекта, чтобы я могла его также приложить к проекту закона. Моя задача — добиться, чтобы этот законопроект был в Палате представителей. Поэтому и аргументы мне нужны железные!

Марципанов не надо

— Депутатская работа — довольно напряженная. И поездки, и встречи с избирателями. А у вас еще и общественная работа в ТБМ. Успеваете ли заниматься домашним хозяйством? И сколько часов вы спите?

— Конечно, успеваю! И сплю нормально. Если бы мало спала, то, по-видимому, была бы неработоспособной.

— Вы сами готовите-убираете или есть помощники?

— Когда у меня вечером нет никаких приемов и мероприятий, значит, я дома готовлю. Не то, чтобы чересчур выготавливала, но есть такое, что любят мои ребята: мясо, рыба… Готовлю по тем рецептам, что мне нравятся. Но мои хлопцы — всеядны.

— Вы вместе с сыновьями живете?

— С нами один только сын остался, средний. Младший с девушкой снимают квартиру и, наверное, готовятся к браку. Старший давно отделился. Средний сын сейчас работает на стройке, ему нужно и с собой взять, и дома поесть приготовить. Моим хлопцам марципанов не надо. А приготовить оладьи или перцы фаршированные для меня не проблема. Ну, и если день на работе прошел удачно, то и вечером домашними делами занимаешься с настроением.

— В одном интервью вы говорили, что хотели бы поменять машину. Получилось?

— Пока нет. Мечту пришлось временно отложить. Можно, конечно, и сейчас поменять «быка на индыка», но зачем? Если менять, то покупать уже новую, из салона, чтобы лет пять вообще ни о чем не думать. Но планы на новое авто может перебить свадьба младшего сына. Надо что-то будет думать про жильё, так всем вместе жить — тяжеловато. А квартиру построить финансово проблемно. Может, домик деревенский приобрести в пригороде… Короче, думаем.

— Муж вас не ревнует к общественной жизни?

— Есть немного…

— Он работает?

— Нет, на пенсии. И может позволить себе посреди недели поехать в деревню, заниматься огурцами-помидорами, садом. Он получает радость от самых обычных вещей. А к общественной жизни душа у него совсем не лежит.

— Но вы понимаете, что, если пойдете на президентские выборы, ваши семейные отношения будут разбирать на молекулы! Готова ли ваша семья к такому вниманию?

— Я иногда это всё говорю и мужу, и детям. Однако надеюсь, что те времена, когда наезжали на детей, на родственников, прошли. Хотя надо, конечно, быть готовой ко всему. Между прочим, я не исключаю, что Александр Григорьевич ждет удобной возможности отойти от власти.

— А мне кажется, что не в этот раз.

— Все живые люди… И вопросы здоровья — они рано или поздно беспокоят каждого… А насчет того, что будут рассматривать под микроскопом, — ну так я не ангел! Живой человек. Хотя и стараешься быть идеальной, но я не идеальна…

— У вас счастливый брак?

— Обыкновенный. Был период очень романтических отношений. Был период чисто бытовой. Были периоды конфликтные…

— Увлекались ли вы другими мужчинами?

— Публичных романов не было, но все люди эмоциональные… У каждой женщины, по-видимому, есть идеал мужчины: «каб не піў, не курыў, табакі не нюхаў, чужых жонак не любіў, адну мяне слухаў…»

— Ваш муж подпадает под этот критерий?

— Не курит, табаку не нюхает. На чужих жен особо не заглядывается. А выпить может, если очень захочется. Мне приходилось некоторые вещи в разное время ему и доказывать, и не соглашаться. Но очень благодарна своему мужу за то, что, когда начала постоянно разговаривать по-белорусски, он меня поддержал.

— А он разве не по-белорусски разговаривает?

— Нет. И мне это странно, потому что сам он из деревни. Но, пройдя через армию, через мехмат, он не имеет такого, чтобы за белорусскость агитировать всех и каждого.

— Но ведь он, наверное, и не за «русский мир»?

— Пусть попробует только У нас политические взгляды могут не совпадать на 100 процентов, но я от него беру на вооружение некоторые чисто мужские подходы к жизни. В нем есть такое внутреннее спокойствие… При этом, я говорю, у нас далеко не идеальный брак. И кто его знает, может, поэтому я и пошла реализовывать себя в общественную и политическую деятельность. Если женщина чувствует, что способна на что-то большее…

— Из чего состоит ваш чемодан счастья?

— Все очень просто. Мне хочется быть довольной собой. Это касается и внешности, и настроения, и реализации себя, и отношений с другими людьми. Мне комфортно, когда я нахожу взаимопонимание с людьми. Не люблю конфликты. Я по гороскопу Весы, а это очень дипломатичный знак.

«На глазу нашли онкологию…»

— В последнее время вы часто менялись. Было время, когда вы набрали вес…

— Это не от меня зависит. Был гормональный сбой, вызванный новообразованием на левом надпочечнике. В то время я очень плохо себя чувствовала. Мне ставили разные сложные диагнозы, в конце концов я госпитализировалась в Лечкомиссию. Параллельно в Боровлянах мне сделали операцию на глазу.

— Не онкологическую хотя бы?

— Онкологическую. Но своевременно сделали, поэтому все нормально. Обошлось без химии, но с облучением. По сегодняшнему результату можно сказать, что я еще легко соскользнула. А потом, в начале декабря, мне сделали операцию на почках, удалили грыжу.

— Тяжелый ли был период реабилитации?

— Думала, будет легче, но не обошлось без осложнений. Однако с течением времени начала восстанавливаться.

— Теперь вы заметно похудели. Чем-то занимаетесь специально — спорт, еда?

— Нет. Просто организм наконец-то стал приходить в норму после того, как было удалено то, что мешало нормальной работе. Надеюсь, что еще килограммов пять сброшу.

— Было время, когда вы на публике появлялись в парике. Высказывались разные версии: химия, новый имидж?

— Так было задумано! Чтобы люди поговорили… Я как раз вышла из отпуска в новом имидже. И это была почва для разговоров. Кстати, не исключаю, что и после этого отпуска снова что-то поменяю в своей внешности.

— Любите эксперименты?

— Очень. У меня были и совсем короткие стрижки, и каре на ножке. Я люблю меняться.

— Пользуетесь услугами стилистов?

— К сожалению, пока не пришла к этому. Но, возможно, попробую. Что касается внешности, то я не делала никаких уколов красоты, подтяжек. Единственное, когда шла на операцию, спросила у хирурга: может, сразу и липосакцию сделаем? Он, конечно, посмеялся, но липосакция не понадобилась. Не могу сказать, что на 100 процентов довольна собой. В планах — дальнейшая работа в этом направлении: может, фитнес, может, танцы. Для души и для себя — это просто необходимо!

— В этом году вам 57…

— Мои года — мое богатство!

Марина Коктыш, «Народная воля». Перевод с бел. NN.by

15
8888 / ответить
16.08.2019 / 13:51
даведка, у дзясятку!

Яшчэ адзін цікавы момант: "Калі я пачала размаўляць па-беларуску..."   То бок выпускніца беларускага аддзялення філфака па-беларуску не размаўляла. Стала размаўляць, калі гэта спатрэбілася для кар'еры.
0
Па-коласаўску мудры / ответить
17.08.2019 / 12:09
Непісьменна складзены загаловак.

"Перамагчы" анкалогію можна, навукова абвергнуўшы яе тэорыі. Дзеля гэтага іх трэба як след прааналізаваць, ды і ўвогуле быць спецыялістам. Якім спецыялістам? Правільна, анколагам. Але навошта анколагу змагацца з анкалогіяй? Гэта яго навука, яго пакліканне, яго хлеб.

Тое ж глупства, калі пішуць пра "дрэнную экалогію". Так разумею, у нас гэта навука ў занядбаным стане - няма спецыялістаў, пануюць памылковыя тэорыі? Тады можа і так, дрэнная экалогія.

Дрэнная экалогія, дрэнная заалогія і ўвогуле дрэнная біялогія. Які жах...
2
koti / ответить
18.08.2019 / 00:18
 Вельмі добра, што дэпутат Палаты прадстаўнікоў Алена Анісім заўсёды  размаўляе на беларускай мове, паболей бы такіх дэпутатаў!
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2018 2019 2020
август сентябрь октябрь
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30