Написать новость
Найти
19.07.2019 / 23:59 1

Писательница Мария Войтешонок перевезла с малой родины камень, который служил порогом в кладовой, где она жила сиротой после возвращения из ссылки

Увеличить изображение

У Марии Войтешонок извилистая судьба. Она родилась в ссылке, в городе Змеиногорск на Алтае, куда ее семью депортировали из Беларуси. Воспитывалась в детских домах: мать рано умерла, а папа ушел к другой женщине.

Сирот из семей, высланных на Алтай, после 14 лет отправляли работать на рудники. Но здесь сложилась иначе —

Марию с сестрой Владой забрала к себе в деревню Грыдзьки, что в Поставском районе, тетя Марыля. Наконец дома, на родине родителей. Только Влада прожила недолго — после ссылки она заболела туберкулезом. Писательница вспоминает, как жила с тетей и дядей в кладовке, так как дом сгорел в войну. Но голода Мария не помнит — только любовь, которой ее окружили родственники.

Видимо, оттуда, из детства, у нее трепетное отношение к дому. «Не понимаю, как в доме может не быть ни одной вещи с малой родины», — говорит Мария Войтешонок.

Увеличить изображение

Полка в хозяйственной постройке.

Увеличить изображение

Увеличить изображение

Мария Войтешонок. 

«Хожу и боюсь разрушить чей-то дом. Я и сама могу обустроиться где угодно, как мурашка. У меня культ дома. Чтобы росли цветы… было красиво», — рассказывала Мария в книге Светланы Алексиевич «Время секонд хенд».

Увеличить изображение

Вот и сейчас писательница тщательно ухаживает за участком в Силичах, создает особую атмосферу. Вдохновенно рассказывает о своем японском саде камней, укромных уголках в тени деревьев, где можно наслаждаться чаем и предаваться мыслям («кафе для одного», как называет их Мария), итальянском дворике под окнами. Здесь повсюду вещи с историей.

Увеличить изображение

Японский сад.

Увеличить изображение

Итальянский дворик. Тюли и подушки для него писательница нашла в секонд-хенде.

А под кленом — тот самый камень с Грыдзек, напоминание о родных местах и любви.

Увеличить изображение

«На Поставщине этот черный камень лежал возле колодца, но потом Таня, моя родственница, рассказала, что это он был перед высоким порогом нашей кладовой, где мы жили с тетей Марылей и дядей Виталиком, — вспоминает Мария Войтешонок. — Я волновалась, правильно ли я это делаю, что оттуда забираю камень? Мне казалось, что это все самое важное, что я имею, что я могу иметь, найти со своей прежней жизни, которой очень дорожу».

Увеличить изображение

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок.

«Я встречала камень, как встречают человека», — говорит Мария Войтешонок.

«У нас был очень высокий порог. Это была кладовая, которая строилась после войны как истопка. Но мы в ней и остались, когда я приехала туда с Алтая», — вспоминает она.

Увеличить изображение

«Кафе для одного» в саду у Марии.

За перевозку камня из Поставского района в Силичи под Минском Мария заплатила 150 рублей.

«Камень привезли так обычно, открыли ворота, большие ворота, широкие ворота, будто въезжают во двор лошади с колесницей, — рассказывает Мария Войтешонок. — У меня было чувство, что это мой метеорит, мой амулет, который летел ко мне с детства. Когда я рассчитывалась с шофером грузоперевозки, они очень торопились. Как хорошо, что у меня были лишние деньги, я дала им, чтобы подкрепились. Я сказала: «Я очень извиняюсь, что не могу дать пообедать. Рядом с нами через три километра будет кафе, там есть и первое, и второе, и третье блюдо». Женщина, которая уже сидела в машине, вдруг открыла дверь и сказала: чтоб вам Бог дал здоровья, я так хочу есть! Я поняла, что я сделала то, что нужно. У меня получилось».

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок.

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок. В этом году птицы поселились во всех трех скворечниках.

«Я поняла, что сейчас у меня есть опора, у меня сейчас есть поддержка, — рассказывает Мария Войтешонок. — Я шла как египетская царица. Я обладала землями! Наконец получила тот, желаемый камень. Мне наконец привезли на колеснице дорогой камень, который я положу в основание своей новой жизни, когда у меня ослабевает зрение, теряется голос», — говорит Мария, у которой за последнее время сильно ослабло зрение.

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок. Камень «Чёрный лебедь».

«Я думаю, как японцы, что камни живые и все помнят, — говорит Мария Войтешонок. — Такой темный, темный с лица, как будто от пережитого, от обдуманного, от босых следов. Возможно, этот камень — ступенька перед высоким порогом измены, который я никак не могу переступить и живу в одиночестве. Возможно, этот камень — моя первая ступень высоко в горы, когда я наконец легко отлучусь от людей», — поэтично говорит Мария.

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок.

Увеличить изображение

В саду у Марии Войтешонок.

Наталья Лубневская, фото Надежды Бужан

0
Васіль / ответить
19.07.2019 / 22:20
Да чаго прыгожа! Якая цяжкая доля ў Марыі, але якое хараство яна вакол сябе стварае.
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2018 2019 2020
июль август сентябрь
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31