Написать новость
Найти
12.09.2018 / 13:06 34

Белорусский дизайн: как создаются логотипы и кто стоит за «обложкой» наших брендов

Задумывались ли вы, что все то, что нас окружает, так или иначе является продуктом дизайна? Вывески, билборды, крой одежды, планировка квартиры … Мы сталкиваемся с этим каждый день и иногда даже не представляем, какой объемный труд стоит за каждой вещью.

Предлагаем вам поближе познакомиться с теми, кто задает правила вкуса. Совместно с немецким брендом профессиональных принадлежностей для письма rOtring и официальным дистрибьютором бренда в Беларуси — компанией Universal Press — мы начинаем проект «Современный белорусский дизайн с rOtring».

Увеличить изображение

История компании Tintenkuli Handels GmbH ROTRING началась в 1928 году с изобретения под названием «Вечное перо». Это была авторучка с узкой стальной трубкой вместо обычного пера. Но настоящий успех пришел позже, когда «Вечное перо» стала инструментом для черчения — рапидограф до сих пор остается визитной карточкой фирмы.

Название компании было изменено на rOtring в начале 1970-х, чтобы соответствовать торговой марке. Ее символ — красное кольцо вокруг каждой из писчих принадлежностей.

Теперь фирма производит более 3000 наименований популярных среди профессионалов принадлежностей. Это изографы, перьевые ручки для каллиграфии и леттеринга, профессиональные механические карандаши, а также циркули, линейки, шаблоны, чертежные доски и другие устройства. Последняя разработка фирмы — гибридный инструмент rOtring 800+, который позволяет рисовать как на бумаге, так и на тачскрине.

Сегодня поговорим о том, как создаются логотипы и почему они — лицо брендов. Проводниками в этот мир станут всемирноизвестный художник, дизайнер и провокатор Владимир Цеслер и единственный в Беларуси профессиональный разработчик и производитель шрифтов Денис Серебряков.

«Красить ногти — это не дизайн»

Денис Серебряков начал погружаться в профессию в 2003 году. С 2006-го работает как индивидуальный предприниматель. Сегодня он совмещает в себе разработчика шрифтов, менеджера по продажам, креативного директора и бухгалтера. Успел посотрудничать со многими крупными белорусскими и зарубежными компаниями (1С Wargaming, «Крыница», «Белросстрах», Artox, «Мегафон», Moscow Tesla Club и другие).

Увеличить изображение

Денис Серебряков.

«Обычно обыватель под дизайном понимает декор, но это разные вещи. Дизайн — это процесс, результатом которого становится дом, новая прическа или телефон. Белорусский философ от дизайна Олег Чернышев вообще говорит, что продуктом дизайна может быть даже идеология. Если объяснять проще, то все это можно сравнить с медициной: финалом работы стоматолога будет вылеченный зуб, для дизайнеров — разработанный логотип, например. В общечеловеческом смысле дизайн хранит в себе и развивает современную культуру. А крашеные ногти или безвкусные вывески на зданиях белорусских городов — это как раз таки декор, банальное украшение. Называть это дизайном некорректно.

Красочными вывесками из пленки и пластика у нас пытаются выделить торговые точки, чтобы они «бросались в глаза». Но следует понимать контекст и знать меру! Бессистемность рекламы портит интерьер и травмирует психику», — «вводит в матчасть» Денис.

Логотип — частный случай дизайна. С ним бренд выделяется из сотен других, становится узнаваемым.

«За годы я выработал для себя схему придумыванию логотипов. Как шрифтовик отталкиваюсь именно от шрифтов. Для меня очень важен первый контакт с клиентом, поэтому я почти не работаю с иностранными заказчиками. Пользуюсь различными инструменты. Это может быть компьютер, карандаш с широконечным пером, аппликация, краски — все, что доступно. Сегодня на то, чтобы сделать логотип, у меня уходит неделя-две», — рассказывает дизайнер.

Увеличить изображение

Денис набрасывает эскиз перьевой ручкой rOtring Art Pen.

В своем деле Денис выступает за диктатуру: сразу дает понять, что не пойдет на поводу у клиента. Такой подход объясняется просто: «Клиент не профессионал, он не занимается дизайном каждый день и не способен увидеть весь диапазон возможностей». По тем же причинам Серебряков никогда не предлагает заказчикам несколько вариантов логотипов на выбор.

«Дизайнерская школа в советской Беларуси была лучшей»

В минской мастерской Владимира Цеслера среди эскизов, красок, арт-объектов и инструментов на почетном месте висит скульптурный слепок профиля его главного, по-видимому, творческого партнера Сергея Войченко.

Они познакомились в 1970-е, когда вместе учились в сегодняшней БГАИ на отделении дизайна. Работы, особенно плакаты, сделанные их арт-студией, гремели не только на весь СССР, но и далеко за пределами. А проект «Двенадцать из ХХ», в котором 12 самых значимых художников XX века представлены в виде яиц, и сегодня вспоминают как одну из самых гениальных скульптурных инсталляций в мире.

Увеличить изображение

Увеличить изображение

«Нержавеющий Сталин». За такие «шутки» над Сталиным Институт истории партии отомстил Войченко и Цеслеру.

В 2004 году Сергея Войченко не стало, но Владимир Цеслер продолжает их общее дело. В отличие от большинства людей того поколения, он следит за последними трендами и обладает интернет-мышлением, поэтому все его работы, как и раньше, попадают в яблочко.

Рассказывая про советские времена, Цеслер упоминает имена коллег: Сергей Саркисов (автор известной эмблемы Минска и «Калинки»), Николай Стас, разработавший фирменный стиль «Милавицы» и завода «Горизонт»… Цеслер отмечает, что дизайнерская школа в Беларуси всегда была сильной.

«На мой взгляд, дизайнерская школа у нас была лучшей в СССР. Что и говорить, если еще в начале 1920-х у нас функционировало авангардное художественное объединение УНОВИС (Утвердители нового искусства), куда входили Казимир Малевич, Эль Лисицкий, Николай Суетин».

Увеличить изображение

Владимир Цеслер во многом скептически оценивает современное состояние дизайна в Беларуси: «решение, как будут оформлены бренд или событие, иногда принимают начальники, которые ничего в этом не смыслят».

«Как-то я работал над плакатом по заказу Министерства культуры, он был связан с Янкой Купалой. Чиновники посмотрели и сказали: «Плакат неплохой, но замените шрифт». Я тогда спросил: а на какой? Они не знают. Вот в том-то и дело: не знают, но лезут.

Та же ситуация и с бизнесом, с заказчиками. Одна предпринимательница попросила помочь с брендированием их масла. Я объяснял: лучше продавать такой продукт с упором, что это что-то народное, из деревни, произведенное за соседним забором. И чтобы в спокойных цветах: охра, золотистый, максимум — синий. Но в ее голове деревня=колхоз, ей подавай кислотную упаковку. У людей здесь сложился определенный вкус, и ни в чем ты их не убедишь.

Поэтому я чаще работаю с зарубежными клиентами: если бы жил исключительно белорусскими заказами, давно бы есть нечего было», — рассказывает Владимир Цеслер.

И продолжает:

«Из-за того, что дизайнерские решения принимаются непонятно кем, мы имеем страшные плакаты «Я люблю Беларусь» на улицах и зубра Волата в качестве талисмана чемпионата. Все же хохотали над ним! Кто-то из иностранцев, помню, спросил у меня: «А почему у вас символом стала корова? У вас хорошее молоко. Наверное, поэтому?» Молоко у нас действительно неплохое, и корова могла бы символизировать Беларусь, но в ассоциации «корова на льду», согласитесь, она уже не к месту.

Зубра выбрали народным голосованием. Однако если речь идет о вещах, которые презентуют нас на государственном уровне, на международном, то я уверен, что решение должно приниматься специальной комиссией из художников, дизайнеров, заведующих профильных кафедр — людьми, которые в этом разбираются. Тогда и будет достойный результат».

Увеличить изображение

Увеличить изображение

В мастерской Цеслера.

«Белорусские компании иногда просят сделать, как у Лебедева»

Рассказывая о белорусских клиентах, Денис Серебряков отмечает несколько особенностей. Например, почти все они хотят, чтобы в логотипе был и знак, и текст. Но с точки зрения маркетинга знаки нужны лишь компаниям, которые за короткое время имеют большое количество контактов с аудиторией. Или если их названия длинные, сложно произносятся. Так, если для мобильных операторов значки желательны, то маленькая кофейня может спокойно обойтись и без них.

Увеличить изображение

В качестве примера-ориентира белорусские клиенты иногда приводят раскрученную сейчас московскую дизайнерскую студию Артемия Лебедева. На то, по мнению Серебрякова, есть свои причины:

«Мы находимся под абсолютным влиянием стран, с которыми разговариваем на одном языке. И распиаренные в интернете или на телевидении персоны, работающие в России или в Украине, вполне логично завоевали умы простых людей. О своих же собственных достижениях мы молчим.

Да и нет у нас специализированных ресурсов, которые могли бы эту тему популяризировать. Условно говоря, мои шрифты в 2014 и 2017 годах признавались одними из лучших несколькими специализированными интернет-изданиями. Это событие для Беларуси? Видимо, да. Но белорусы довольно равнодушны. У нас очень ремесленническое мышление: кто-то лепит кувшины, кто-то выпускает крафтавае пиво, кто-то продает бижутерию. И все это создается в маленьких мастерских и объемах. То, что мы делаем, как бы изначально и не нацелено на экспорт, на заявление: «Смотрите, Беларусь есть!».

При этом мы имеем выдающихся мастеров, ничем не хуже тех, чьи работы пиарит Артемий Лебедев: Игорь Юхневич, Лёша Лиманов, Антон Баранов, Юрий Тареев и другие.

«Белорусский визуальный код — это не только орнамент»

В последнее время, как можно заметить, много где стал появляться орнамент: он есть на эмблеме МИД, его «кладут» на дома, лестницы, одежду, постельное белье, такси… Те, кто не хочет копировать идеи российских дизайнеров, пребывают «в поисках национальной идентичности».

К Денису Серебрякову как-то тоже обратилась таксомоторная служба с просьбой разработать для них фирменный стиль с использованием национального орнамента. Денис отказался: для него белорусский визуальный код — это не только вышиванки.

Увеличить изображение

«В плане формирования культуры мы сильно зависимы от России и Запада одновременно. Мы находимся где-то посередине, и надо определяться, в чем будет проявляться наша особенность. На этот вопрос каждый профессионал должен дать ответ сам через живопись, скульптуру, кино или тексты. Вот в книжке Михала Анемподистова «Колер Беларуси» есть немного про наш код, например. У меня самого пока нет системы генерации информации, связанной с эстетикой белорусских шрифтов, логотипов… Но для меня это точно не махровая имитация: когда, чтобы сделать что-то белорусским, туда обязательно пихают орнамент, даже на колбасу. Это же абсурд! Как и принт «вышивки» на майках: так же куда дешевле, чем вышивать. Для меня подобная искусственность в отношении к белорускости непонятна».

Увеличить изображение

Иллюстрация Андрея Ярошевича.

В работе с оформлением пива «Легенды Менска» Денис и попробовал поэкспериментировать с белорусскими, на его взгляд, мотивами.

«Для меня здесь белорусское в определенной форме знаков и в том послевкусии, которое остается от них. Но это декор».

Увеличить изображение

А этот логотип Денис создал для фонда «Добра».

«Здесь я искал то, что может выглядеть современным и одновременно нести в себе наши традиционные аутентичные коды.

В процессе я вывел для себя такую смысловую конструкцию в отношении белорусского: аскетический минимализм, когда есть самое необходимое и этого достаточно. Можно сказать, что наш визуальный код хранится в белорусских деревнях с их ясной картиной мира. Концепция белорусского для меня в простоте».

У Владимира Цеслера свое представление о белорусском: юмористическое, иногда провокационное и резкое. Для него это игра уже с известными логотипами и символами, в которые он добавляет новый смысл, который будет хорошо понятен именно на локальном уровне.

Правда, юмор про Беларусь у Владимира Цеслера получается сквозь слезы: на майках вместо Менск — Ментск, вместо Дожинок — Дожимки.

«Мой вариант лучше всего характеризует то, что сделали с родным Слуцком к этому празднику», — объясняет Цеслер.

За подобную смелость в высказываниях Владимир Цеслер поплатился отсутствием званий. Но он даже доволен этим фактом: «Звания же у нас сегодня даются не за заслуги, а за любовь начальства, поэтому не обижаюсь». Он признается, что, когда родился сын, стал более осмотрительным в своих художественных решениях, но революционную природу целиком все равно невозможно перекроить.

А что с будущим?

Денис Серебряков в этом плане настроен оптимистично:

«Если рассматривать дизайн как методологию, то он никуда не денется. При современных темпах развития нейронных сетей вполне реально, что шрифт или логотипы будут создавать машины: нажал — и готово. Но сама мысль точно никуда не исчезнет. Дизайн — это поиск идей. Если они есть, уже не важно, каким образом будет происходить реализация».

А Владимир Цеслер не решается давать оценку развитию событий в будущем: «Время покажет, к чему мы в Беларуси придем. Возможно, будет еще хуже. Мы уже не оцениваем, мы приспосабливаемся: давно никто ни с чем не борется, чтобы здесь стало лучше».

Если логотипы перестают работать

В финале разговора мы попросили наших героев разобрать несколько белорусских логотипов и объяснить: что с ними так или не так.

Увеличить изображение

Форму нынешнего логотипа Белтелерадиокомпании в середине 1990-х придумал Владимир Цеслер. Правда, в его варианте он должен быть зеленым: символизировать соответственно светодиодный индикатор (зеленый свет обычно указывает на то, что устройство включено).

Цеслер:

«Когда мне предложили сделать им логотип, я ответил: «Смогу, но вы же его не примите. Обязательно на мой вариант сверху налепите красно-зеленый флажок, аистов или колосок с орнаментом». Так и случилось: мой логотип повисел какое-то время, а потом стал использоваться в дуэте с государственным флагом».

Увеличить изображение

Цеслер:

«Когда смотришь на сегодняшний логотип «Белавиа», никаких ассоциаций, кроме того, что у нас бедная страна, мне в голову не приходит. Я пытался сотрудничать с ними еще в конце 1980-х. Первоначально в качестве символа предлагал шиповник, вышитый на хвосте, впоследствии — раскрасить самолеты в виде аистов. Но выбрали василек».

Увеличить изображение

Серебряков:

«Такая пластика, красный цвет вызывают определенную тревогу — согласитесь: ненормально, когда приходят такие нездоровые ассоциации. Сначала смотришь на этот иероглиф, пытаешься его расшифровать и выясняется, что это не иероглиф, а три буквы, которые его напоминают. Зачем здесь вообще нужна символьная часть? Фирма ничего не производит сама, занимается ремонтом погрузчиков. Я бы оставил им только нижнюю часть, несколько переработав шрифт».

Увеличить изображение

Серебряков:

«Это не имеет отношения к дизайну, так как он никогда не оперирует сюжетикой. Здесь мы видим историю: жило-было солнышко, оно поднялось из-за гор, пригрело землю, растения стали расти…». Если бы я создавал эмблему для Министерства образования, то, как минимум, упрощал бы, делал в одном цвете. Нам вообще не хватает общей айдентики для белорусского транспорта, для всех министерств и подразделений государственной системы: чтобы, как минимум, все сайты имели общий стиль. Почему все так хаотично? Потому что не выстроена система отношений между профессиональным сообществом и государством как заказчиком. У нас все сами по себе».

Увеличить изображение

Серебряков:

«Просто-таки всё очень плохо. Такой разнобой в цветах и шрифтах — это ужас. Вообще, если говорить о медиа, следует понимать, что те же газеты — далеко не только логотип. Это и то, как они сверстаны, весь макет, пропорции, шрифт… Все это влияет на общее восприятие.

Мне было бы интересно работать с медиа, поскольку это постоянный поставщик современных, связанных с моей профессией задач. Их наличие сильно бы развивало меня. Медиа являются основными потребителями шрифтов: все время стартуют новые проекты, рубрики. Но в Беларуси в настоящее время нет ни одного игрока, который бы понимал это. Последним и, наверное, единственным печатным проектом, пытавшимся формировать здоровый климат, был журнал «Таймер» (с макетом Игоря Юхневича)».

Где купить rOtring?

  • Официальный дистрибьютор rOtring — компания Universal Press. Обслуживание корпоративных клиентов и дилеров.
  • Розничная продажа и консультации частных клиентов — студия каллиграфии Calligraphy.

Увеличить изображение

Катерина Карпицкая, фото Сергея Гудилина

5
антиOlka / ответить
13.09.2018 / 17:59
Olka,  гыгыгы, полтары нарабатываю и в дизайне с 18 лет, и на расияк не работаю, успакойся, все это своими глазами видел, это сущность наших ВУЗ, которых таких дизайнеров выпускают.
4
Olka / ответить
13.09.2018 / 21:41
антиOlka, прямо как в воду глядела! Зависть недоучки трудно скрыть за глупыми пустыми фразами. Нарабатывай хоть две, только в критики к профессионалам не лезь, потому что ты НЕ ДИЗАЙНЕР и никогда уже им не станешь. 
1
антиOlka / ответить
15.09.2018 / 14:58
Olka, в чем зависть поясни? и почему недоучки? мои изделия патентуются и многие их наглым образом копируют. Что за чушь ты пишешь?! Я же не копирую милавицу или кока-колу и превращаю это в дешевый поп-арт. 
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2017 2018 2019
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30