Даслаць навіну
Знайсці
3
Hedymin / адказаць
04.08.2018 / 17:13
А можна хоць раз ня друкаваць пераказ спектаклю да прэм’еры?
0
Бальшавистская зараза / адказаць
04.08.2018 / 17:14
Як казаў Купала, "не будзе Гіршы - будзе чорт іншы"
0
сапраўдны жывы галоўны герой (с) / адказаць
04.08.2018 / 19:27
Hedymin, пагаджуся. адна рэч, калі крытык схадзіў напярэдадні прэм'еры ці на яе і "разжаваў" пастаноўку для гледачоў - і іншая, калі крытык схадзіў на паказ, на які звычайнаму чалавеку было не трапіць, і за месяц да прэм'еры зліў усе фішкі. то бок у мяне як у гледача няма магчымасці супаставіць свае і ягоныя ўражанні, таму што я пабачу спектакль толькі ў верасні. ну і для каго быў гэты матэрыял? для ганны севярынец? ці для вольгі бабковай?
3
Уильям фон Шилофф / адказаць
04.08.2018 / 22:33
Спектакль чудовищен, в стиле того, что ставилось и было модным в москве 10 лет назад, а теперь по лимите укатило в провинцию. Показалось попыткой пинигина вернуть хотя бы часть славы Купаловскому, подражая одновременно Бетону Ртбд и Burning Doors Свободного. Да, еще вы не падайте со стула, но там еще поют. Актеры. Ладно бы просто плохо, но во ведь беда - поют в стиле то ли диснеевских мультиков третьего эшелона, то ли в стиле Балета на льду на русском ТВ. Добавьте сюда неразборяивые речитативы 50 процентов времени, лютое переигрывание и получите однозначно худший спектакль года. Сделанный за большие деньги.
0
Однако / адказаць
05.08.2018 / 01:04
Новаторством и экспериментом можно называть то, что делается впервые и именно в этом театре, и нигде в мире ничего подобного до сих пор не было...  Если исходить из того, что весь мир -- это Купаловский театр или видеть этот мир через искусство только этого театра, то да, наверное, можно считать, что это круто. И да, для Купаловского с его любовью к театральной традиции -- наверное, это прорыв и можно думать, что мы крутые... Если не знать, что происходит в театре других стран, и даже рядом с нами. Такое ощущение, что мы живем в каком-то закрытом кубе как те же герои спектакля и удивляемся тому, что уже кто-то давно сделал, а здесь взяли-спионерили уже опробованную давно готовую форму, изобретенную даже не этим российским режиссером, и кричим: мы -- пионеры... И одно дело, когда эта форма используется где-то в Новосибирске -- далеко не каждый потенциальный житель оттуда поедет в Европу и уж тем более, чтобы ходить там по театрам. Но у нас то все рядом! А иногда даже не нужно никуда ехать, есть возможность понять современный театр в Беларуси, используют ли ее наши деятели театра -- вот вопрос. Во время просмотра было ощущение полного дежавю -- именно с точки зрения выбранной формы. Еще лет 5-7 назад в Минске показывали постановку поляка Варликовского "Апполония", тоже уже обкатанную на фестивалях. Пространство действия отгорожено прозрачным пластиком, в котором происходит действие (видевшие этот "Сон" узнают), герои там взаимодействуют, используют современную компьютерную технику, тут же идет видеотрансляция для зрителей (тоже знакомо), используются проекции и музыкальные номера, которые усиливают драматическое действие, основанное на легендах и мифах древней Греции. Но вся эта особая форма у Варликовского не существует сама по себе, ради шоу, и ради формы. Она очень мощно работает на раскрытие важной темы -- холокоста. И она там бьет не только в глаз, чтобы ошеломить, через нее решается высокая гуманистическая задача. В новом Купаловском "Сне" есть форма и действительно шикарное видеооформление: буквы, которые пронизывают все пространство театра и сплетаются в слова -- лучшее, что здесь есть из "спецэффектов". И да, еще те редкие шекпировские строки в переводе, которые долетали в конец зала и позволили лично мне открыть для себя невероятно прекрасный белорусский язык -- здесь его звучание (и такие находки слов, что удивляешься) можно было бы действительно полюбить тем, кто далек от него. Если бы... Если бы того же Шекспира в переводе звучало больше. Но его практически нет. Как и нет истории героев -- если люди не знают пьесу заранее, им будет сложно разобраться в том, что вообще происходит. Многие даже милостиво оставленные режиссером коллизии Шекпира воспринимались нелогичными. История просто растворилась. Чувства -- что до колдовства, что после, играются практически на одной ноте, с одной эмоцией. Где тут колдовская страсть, чем она отличается от  любви? Неужели идея в том, чтобы показать: да ничем, собственно. И нет никакой любви. Вот какое открытие здесь на поверхности!.. Потому что романтика в виде лайков и сердечек, я извиняюсь, даже на современных подростков уже не действует... В этом спектакле продвинутый зритель действительно может быть околдован формой. Но за ней совершенно потерялась мысль, причем не говорю уже про шекспировскую, тут бы хоть режиссерскую какую-то извлечь. А если ее нет, зачем тогда все? Ради чего? В чем здесь смысл -- разве что сделать визуальное шоу? Но его хватило в первые минут сорок. Потом хотелось уже уйти, потому особой интриги в развитии мысли (хотелось бы все узнать, предполагалась ли она вообще), в принципе, было понятно, жаль, не было антракта с возможностью уйти – и это из Купаловского-то театра. Или для этого режиссера идея и мысль вообще не имеет значения, а только холодная форма ради пустой формы, благодаря которой он решил покорить глубокую (по своему мнению, очевидно) театральную провинцию Минск? Мы ведь здесь такие темные, ничего не видели, не знаем. Что ни предложи -- все проканает за крутой эксперимент. И ведь даже у критиков... У белорусских критиков, похоже, есть одна особенность: они такие мягкие и пушистые как шмели, далеко от улья не летают и с упоением месят свой сладкий сироп. Даже не сомневаюсь, что все оценят в лучших традициях "одобрямс" -- ведь ругать эксперимент (якобы), значит прослыть ретроградом. А кто хочет?
2
там / адказаць
05.08.2018 / 17:37
Каментары пад матэрыялам цікавейшыя за выказванні "рэакцыянерак аказаліся...
Каб пакінуць каментар, калі ласка, актывуйце JavaScript у наладах свайго браўзера